Хельга Винтер
You said you didn't like guns. - I don't. Never said I couldn't use them. (с)
Представляем роман Энсана Кейса "На крыле"! Впервые на русском языке!




1943 год. После поражения при Перл-Харборе американский флот пытается вернуть контроль над Тихим океаном. Эскадрилье истребителей-Хэллкэтов с авианосца "Конституция" приходится участвовать во многих рискованных операциях. Поломки самолетов, ночные вылеты, сложные отношения с вышестоящими офицерами, несчастные случаи ничуть не облегчают задачу. И единственный, в ком может быть полностью уверен командир эскадрильи Джек Хардиган - это его ведомый, Фред Трустоу.
Кажется, что для их отношений не может быть ни подходящего времени, ни места, и нет смысла привязываться к тому, чей самолет может не вернуться из рейда. Но на войне порою происходят самые бессмысленные вещи. Ведущий и ведомый - на крыле, вместе, до конца.



Предлагаем вашему вниманию отрывок-тизер из перевода


Эмблема 8-й истребительной эскадрильи отличалась ловкой игрой слов и нелепо мрачным рисунком. Скелет в расстёгнутом лётном шлеме сидел, ухмыляясь, на крыле «Уайлдкэта» и тасовал колоду карт, сдавая тузы и восьмёрки. Один из тузов на лету срезал голову изумлённому японскому пилоту в открытой кабине мультяшного самолётика. Над головой скелета красовалась надпись «Дилеры смерти Дила», а под ним — «8-я истребительная». Когда Фред Трустоу увидел эмблему впервые, он решил, что это шутка. Очень быстро он выяснил, что ошибся.
Эмблема была нарисована на листе алюминия. Деревянную доску с оригиналом выбросили с «Энтерпрайза» накануне операции на Восточных Соломоновых островах, в рамках одной из нередких попыток избавить корабль от любых легковоспламеняющихся материалов, в которых нет жизненно важной необходимости. Фред гадал, может ли загореться краска, и представлял, как выкидывает металлический лист за борт. Сейчас лист висел на стене в вытянутой классной комнате в Кано, неподалёку от Гонолулу, где группа заново собиралась и тренировалась. Под зловещим взглядом скелета, эскадрилья получала ежедневные наставления в оборонительных полётах, наступательной технике, аэронавигации, распорядке на корабле и выживании.
Командир 8-й истребительной не был выдающимся человеком, если не считать его выдающегося вперёд живота. Лейтенант-коммандер Дил быстро приближался к тому возрасту, когда его ждало отстранение от боевых полётов из-за сниженной скорости реакции. В тридцать семь лет ему принадлежала сомнительная честь являться самым старым командиром эскадрильи во флоте. Собственно говоря, он был старше даже командира авиагруппы, и давно уже получил бы повышение с переводом, если бы не битвы при Мидуэе, Восточных Соломоновых островах и Санта-Круз. Полтора года активных боевых действий существенно сократили конкуренцию за командные посты в авиации. Однако теперь время быстро настигало лейтенант-коммандера Дила. На острова прибывали целые классы новых пилотов.
Этим утром Дил важной походкой вошёл в комнату дежурных пилотов и, приняв напыщенный вид, занял место своего заместителя, который объяснял пилотам задания утренних упражнений. Под левой подмышкой у Дила висела кобура с автоматическим пистолетом сорок пятого калибра, а коричневая рабочая форма выглядела так, что становилось ясно: последние две ночи её не снимали. Спереди на брюках виднелись несколько тёмных пятен, но среди всей скопившейся грязи они едва выделялись. Дил был чересчур занят или слишком ленив, чтобы отдать форму стюардам. Этот человек внушал Фреду глубокое отвращение.
— Доброе утро, джентльмены, — обратился Дил к лётчикам, сидящим на левой половине комнаты. Все они были ветеранами и как минимум раз участвовали в бою. За семью или восемью из них числились победы. — А для летающих индюшек, — сказал он, повернувшись к правой половине комнаты, отделённой от левой тщательно расчищенным проходом, — у меня есть объявление. Сегодня один из вас покинет мою эскадрилью.
Он замолчал, давая им осознать услышанное. Фред обернулся, оглядывая окружавших его пилотов, в том числе одного несчастного младшего лейтенанта, причисленного к эскадрилье полгода назад и не сделавшего до сих пор ни одного боевого вылета.
— Мне было приказано, — медленно, ядовито произнёс Дил, — найти добровольца... — это слово он буквально выплюнул по слогам, словно перед ним сидели полные идиоты, — готового перейти в самый настоящий курятник.
Он выдержал эффектную паузу.
— Ну, что же, — продолжил Дил после некоторого молчания. — Только не кричите все сразу. Разумеется, у меня нет других дел, кроме как стоять тут и любоваться на ваши личики.
Кто-то из первых рядов неуверенно вскинул руку и попытался было спросить, в какую авиагруппу требуется доброволец, но осёкся, когда большинство собравшихся вдруг обернулись. Со своих мест поднялись двое: Фред Трустоу и несчастный младший лейтенант.
Фред наблюдал за лицом Дила, который постепенно осознавал, что как минимум двум пилотам его эскадрильи абсолютно плевать, куда их переведут — лишь бы перевели. Дил нервно поскрёб под мышкой, где натирал ремень кобуры, и произнёс, вложив в слова максимум яда:
— Идёмте со мной, ублюдки.
В кабинете Дила царил полный хаос: повсюду валялось лётное снаряжение, руководства к новым «Хэллкэтам» и стопки разнообразных незаконченных отчётов. Оставив подчинённых стоять, он убрал пачку личных дел со своего вращающегося кресла и уселся в него. Других стульев в кабинете не было, поэтому Фред и младший лейтенант так и остались на ногах. Дил порылся в личных делах офицеров и нашёл папки с их именами.
— Ну, Трасто, — сказал он, неправильно произнеся фамилию Фреда, — не скажу, будто меня удивило, что «Дилеры» оказались для тебя слишком круты. Да и нам не нужны трусы. — Он открыл папку с его именем и принялся листать. — Но ты, Сильвер. Из тебя мы ещё сделаем человека. — Дил захлопнул папку с тихим хлопком. — Ты остаёшься.
— Это всё, сэр? — беспомощно спросил Сильвер.
— Вон отсюда, — ответил Дил.
Сильвер развернулся, чтобы уйти. Фред легко поймал его за рукав и протянул руку, глядя младшему лейтенанту в глаза.
— Приятно было познакомиться, — сказал он. — Удачи.
— Спасибо, — ответил Сильвер.
Почти беззвучно он вышел из кабинета и закрыл за собой дверь.
Только получив назначение в 8-ю истребительную эскадрилью, Фред искренне хотел проникнуться симпатией к лейтенант-коммандеру Дилу. Его первым впечатлением было, что Дил обладает силой и властью, если точнее: силой личности и властью над окружающими людьми и событиями. Но после двух дней, проведённых в эскадрилье Дила, мнение Фреда полностью изменилось. Дил делил своих пилотов на две группы и большую часть времени проводил с ветеранами. Неопытных лётчиков он обливал презрением и поощрял своих лучших пилотов поступать так же. «Разумеется, они лучше нас», — думал Фред. А чего Дил ждал от новичков? На озере Мичиган не было японских авианосцев. Вскоре он понял, что Дил — человек недалёкий и глупый. Его власть над людьми была того же порядка, что власть хулигана-задиры, обижающего малышей на школьной площадке.
Дил что-то сосредоточено писал. Не поднимая головы, он сказал:
— Трасто, у тебя паршивый настрой. — Он отложил ручку, и Фред увидел, что он заполнял бланк рапорта об уровне подготовке пилота. — Я считаю, что своё мнение о человеке нужно высказывать прямо — поэтому и говорю. Исправь своё отношение к старшим по званию, и дела у тебя пойдут много лучше.
— Да, сэр, — сказал Фред.
— В твоём умении летать никто не сомневается. Но вся эта возня в воздухе — это не настоящий бой. Когда тебе встретится твой первый японец, молись изо всех сил, чтобы твои друзья тебя поддержали, а иначе япошка вышибет из тебя дух так быстро, что пикнуть не успеешь. — Для Дила это была длинная речь, но Фред ровно смотрел на него. — Надеюсь, твой следующий командир знает, что с тобой делать, — сказал Дил. Он толкнул папку с личным делом через стол к Фреду, и Фред взял её. — А теперь убирайся из моей эскадрильи.
Фред взял личное дело, жалея, что не может прямо высказать своё мнение о Диле — а именно, что считает его полным придурком.
— Сэр, — произнёс он, — если позволите. Куда меня переводят?
Дил порылся среди бумаг на столе, нашёл половину сигары и закурил.
— В 20-ю истребительную, на другой стороне острова, — сказал он, окутанный облаками сизого дыма. — Самая большая компания раздолбаев по эту сторону от Бора-Бора. Писарь как раз оформляет приказ.
— Спасибо, — сказал Фред.
Он понимал, что теперь придётся зарабатывать репутацию с нуля, заново, но возможность выбраться отсюда того стоила. Он развернулся, собираясь уйти, но остановился в дверях.
— Приятно было познакомиться, — сказал он. — Удачи.
И вышел.
— Да пошло оно всё, — сказал лейтенант-коммандер Дил.

***
— Трасто? — Лейтенант-коммандер Хардиган листал личное дело Фреда всего через час после окончания встречи с Дилом.
— Трустоу, — ответил Фред.
Он сидел в мягком удобном кресле, дивясь разнице между кабинетами двух командиров. Здесь порядок царил даже в пепельницах. Джек Хардиган был одет в чистую, свежевыглаженную полевую форму с чёрным галстуком. Его тёмные волосы были аккуратно подстрижены и зачёсаны на одну сторону.
— Тебя называют Фредом?
— Да, сэр, в соответствующих ситуациях.
— В этой эскадрилье ситуация соответствующая, — Джек улыбнулся и откинулся на спинку. — Значит, тебя перевели из «Дилеров смерти Дила»?
Его удивило, как быстро управление по делам личного состава нашло ему нового пилота. Из этого следовало, что 20-я авиагруппа, вероятно, и в самом деле поднимется на борт и уйдёт раньше раньше 8-й. Это были весьма ценные разведданные.
— Да, сэр. Я слышал, меня прислали вместо парня, который попал в тюрьму.
— Только под домашний арест. Не стоит верить всему, что слышишь. — Джек посмотрел на стол. Лежащее там личное дело было открыто на странице наскоро составленного рапорта об уровне подготовки. — Лейтенант-коммандер Дил утверждает, что твой настрой и умение сотрудничать оставляют желать лучшего. Что ты можешь сказать по этому поводу?
Фред принял искренне озадаченный вид:
— Мне кажется, я не слишком-то ему нравился. Я никогда его толком не понимал.
Фред успел задаться вопросом, насколько успешным вышел его спектакль, и с облегчением увидел, как командир эскадрильи вырвал отчёт из личного дела, смял его в тугой шарик и выкинул в корзину для бумаг у себя под столом.
— Джерри Дил и его парни — худшая компания психов по эту сторону от Тонгатапу.
Фред улыбнулся.
— Забавно. Он сказал почти то же самое о 20-й истребительной.
— Дай-ка угадаю, как он выразился. Худшая компания недоумков к востоку от Велья-Лавелья?
— Раздолбаев. По эту сторону Бора-Бора.
Джек вздохнул и потянулся, потом заложил руки за голову. Внезапно он стал очень серьёзен.
— Джерри Дил теряет больше пилотов, чем любой другой командир, — сказал Джек. — Он учит их кидаться в воздухе на всё подряд, не думая о последствиях. Они попадают в переплёты, из которых не могут выбраться, а те, кого им положено защищать, тем временем получают взбучку. Я видел, как это бывает. — Он задумался ненадолго. — Никому это не повторяй. — Фред кивнул. — Я учу действовать слаженно, — продолжал Джек. — Чётко ставить цели и контролировать ситуацию для достижения этих целей, когда экипажи держатся вместе, как приклеенные, а звенья выполняют полученные приказы. Я учу соблюдать дисциплину в эфире. В прошлом году мы чуть не потеряли «Энтерпрайз», потому что пилоты забивали эфир болтовнёй, и нас не могли навести на приближающихся японцев.
Джек на секунду прикрыл глаза, вспоминая тот напряжённый день.
Повисла пауза. Фред заговорил первым:
— Известно что-нибудь насчёт даты отплытия?
— Только слухи, но, вероятно, уже скоро. «Айронсайдс» стоит в Перл уже больше месяца, — сказал Джек, назвав «Конституцию» её прозвищем.
— Хорошо, — сказал Фред и добавил, чтобы не создавать впечатления, будто ему так уж не терпится кого-то убить: — На Гавайях я уже всё видел. Неплохо было бы сменить обстановку.
— Ты не одинок. Большинство парней мечтает поскорее выйти в море, даже если они этого и не говорят.
Снаружи зафыркали и взвыли моторами самолёты, и Фред посмотрел на окно.
— Ну что ж, — сказал Джек. — Вернёмся к делу. Ты уже перебрался на эту сторону острова?
— Пока нет, командир.
Джек нажал кнопку у себя на столе, и дверь открыл измождённого вида матрос в белой рабочей форме. Джек велел ему найти Фреду машину с водителем и приготовить комнату в корпусе для несемейных офицеров, где размещалась эскадрилья. Матрос исчез.
— Возьми увольнительную до конца дня, чтобы устроиться, — сказал Джек. — Завтра воскресенье, так что мы не летаем. Летаем в понедельник с утра. Найди замкомэска, он назначит тебе самолёт и расскажет подробности. — Джек встал: беседа была окончена. — Рад видеть тебя в эскадрилье.
Они обменялись рукопожатием.
— Да, сэр, — сказал Фред.
У двери он обернулся на командира. Тот понравился Фреду, и он ожидал улыбки или хотя бы кивка. Но Джек Хардиган уже с головой погрузился в работу.




Скоро на whe.diary.ru! Читайте в ноябре!
















Над постом работали:

видео - Arasi, аннотация - Lindwurm & Рыжий, баннеры - lulotta, перевод - Хельга Винтер